Крестелёв Григорий

По воспоминаниям Валентина Ивановича Морозова

Григорий Крестелёв - единственный человек из Приозерска, исходивший всю Бет-Пак-Далу пешком. Он не был «на виду», но все понимали, что без него ничто не начнется.В. И. Морозов

Здесь мы публикуем воспоминания В. И. Морозова, которыми он поделился на форуме.

Валентин Иванович написал полу-документальную повесть — «Сары-Шаган», которую мы опубликовали в разделе «Время и люди».

На сайте РОО «Ветераны Полгона ПРО», в разделе «Биографии» есть информация об авторе.

Пешком через всю Бет-Пак-Далу

Эпизод первый

Поезд Алма-Ата – Караганда на станции Сары-Шаган встречала довольно странная толпа. В ней особо выделялись группки офицеров в форме, перед прибытием поезда разбегавшиеся вдоль перрона с криками: « Коля, прыгай на первый открытый тамбур, Вася, страхуй Колю, я на следующем!». Диковатая для постороннего ситуация объяснялась просто: офицеры служили на полигоне ПВО, где властвовал «сухой закон», а достать бутылку или ящик водки можно было только у проводников поезда, делавших свой бизнес. Тамбуры брали штурмом, всем не хватало; бывало – дрались, бывало – делились. Цены были произвольными, тем более что народ только привыкал к новым деньгам после «хрущевской» денежной реформы.

Трое офицеров с чемоданчиками, переждав алкогольный ажиотаж, поднялись в купейный вагон. Один из них доверительно сообщил проводнику, что им нужно отдельное купе на троих. В ответ на стандартное заявление «у мена вашшэ мэст нэт», показал какую-то красную книжечку. Проводник сразу же резво побежал по вагону, через пять минут, переселив пару-тройку пассажиров, пригласил: - Пажалуйте!
Поезд тронулся, за окном побежала назад заснеженная полупустыня Бет-Пак-Дала, справа обрезанная берегом заледеневшего озера Балхаш.
Среди трех офицеров в купе главным был Григорий Крестелёв, единственный геодезист полигона, вторым – офицер Особого отдела по имени Николай. Третьим «повезло» быть мне, поскольку именно я был назначен «главным» на объект, по поводу которого мы все ехали в Караганду. Мы везли с собой секретные карты местности с разметкой нового объекта, а сопровождать секретные документы, по тогдашним правилам, должны были двое вооруженных. Поэтому у Николая и у меня при себе были ТТшники.

Караганда в то время была типичным промышленным городом, неприглядным и замызганным. Снег не убирали, окраины были застроены «шанхаями» - бараками. Только центр около Обкома и Облисполкома выглядел прилично.
Места в гостинице были забронированы местным КГБ, поэтому обошлось без проблем с размещением. Вообще-то в те времена свободных мест в гостиницах не было нигде.

Отоспавшись, Григория утром в номере не обнаружили. Позавтракали в ресторане по очереди – кто-то один должен был охранять карты. Кобура от ТТ бросалась в глаза, поэтому пришлось носить ТТ во внутреннем кармане, сделав дырку для ствола. Тяжелый ТТ перекашивал китель, поэтому в противоположный карман клали противовес.

Григорий приехал к обеду, выяснилось, что нам не хватает нескольких листов карт. Николай пошел звонить, вернувшись, сказал – привезут через два дня. Эти два тоскливых дня мы с Николаем провели в разговорах и игре в «дурака». А Гриша в эти дни исчезал с утра и приходил поздно вечером.
Когда привезли карты, весь дальнейший «труд» занял один день, включая подписи и печати Облисполкома. Гриша успел найти все бумаги, подготовил все решения, нанес всё на карты, определил все точки триангуляции. Тайком снял всё на кальку.

Эпизод второй

В начале марта мы с Григорием приехали «выносить» площадку на местность.
В это время туда переселялись строители, шли колонны со стройматериалами. Но строить они могли только свой временный городок. На основные объекты не было «привязки».

Площадка находилась на берегу Балхаша, в семи километрах от поселка Гульшад. Между площадкой и «полупустыней» была довольно высокая горка. Все триангуляционные знаки находились за ней. Чтобы найти три таких знака (минимум), колесили на ГАЗике по целине целый день. Некоторые знаки были обозначены вышками, другие – пирамидками из камней, третьи – вообще никак. Каким-то своим геодезическим чутьем Гриша находил их, определяя азимут по-моему «на-глаз». – Вот туда, правее, на горку… И не ошибался. Наконец нужный репер нашли. Уже темнело, поэтому вернулись на площадку.

Переночевали в единственном домике размером 9 на 9 метров, где жили все офицеры, солдаты и служащие, общим числом 37 человек. Гриша допоздна рассчитывал свои хитрые координаты.

Наутро Гриша установил на репере теодолит, на теодолите - рассчитанный им угол на площадку.
Дальше было так: я иду километра два по азимуту, забиваю репер, ставлю рейку. Гриша определяет превышение (нужно и высоту над уровнем моря определить). Потом я иду назад, берем стальную ленту длиной 20 метров и шаг за шагом меряем расстояние. И так много раз на протяжении 7-8 километров.

И не напрямую,а вокруг горки. Чтобы не рассчитывать поправку на высоту.

Наконец забили основной репер на площадке. Ф-у-у, говорю, наконец-то закончили!

Да нет, говорит Гриша, - теперь идем назад тот же ход, чтобы усреднить ошибки.

Ну, блин! Я аж сел на снег, - ноги уже не идут. Гриша: - Пошли, надо успеть до темна!

Он всегда доводил все до конца, поэтому никогда не ошибался.

Как-то следующей зимой он приехал на площадку. За день все обмеряли, говорю: -Поехали домой, здесь больше нечего делать. - Нет, говорит, есть сомнения, завтра перепроверю. А ты езжай, я попуткой доберусь.

Тогда наша машина перевернулась в 20 км от Сары, и только чудо спасло нас с водителем. А его судьба хранила.

Заключение

Григорий Крестелёв уехал из Приозерска майором. Он не был «на виду», но все понимали, что без него ничто не начнется. Поэтому ему всегда давали транспорт, даже вертолет, его просьбы исполнялись первыми. У него на все задания был один ответ: - Ну надо, так сделаем. И его единственной проблемой была обувь. Сапог он износил немерянно. Летом его любимой обувью были сапоги брезентовые. Их ему выдавали по первой просьбе, - удобные, легкие, но быстро истаптываются. На зиму он брал сапоги на два размера больше и мотал портянки, пока нога влезет.

Из своих поездок он частенько привозил рассказы об интересных встречах в степи.
Однажды они весной попали на тропу миграции сайгаков. Представьте – сотня тысяч рогатых несется на вас, не разбирая дороги! Часа два, говорит, сидели в машине, - не дай Бог, наткнется один и пойдет завал!

В другой раз летом встретили в степи геологическую экспедицию. Двое геологов – муж и жена, с ними трое практиканток геологического института. Третий месяц они бродили по пустыне, рыли шурфы, собирали образцы. Ну, геологи – привычные, а практикантки… От их «спортивных» костюмов остались коротенькие шорты, залатанные остатками штанин, и рукава по локоть, соединенные спереди и сзади узкими полосками ткани. Вместо лифчиков использовали бинты из аптечки, завязывая их сзади бантиком. На ногах – «сандалии» из автопокрышек. Гриша расчувствовался и отдал свою рубашку, сорвав погоны. Так и приехал в майке.

Помню, как он «разбивал» площадку под ГДО. Тогда на месте ГДО и площади был до беспредела разбитый такыр, покрытый полуметровым слоем пыли. Когда ездили на мотоцикле в кино в «Родину», приходилось задирать ноги, - пыль летела выше руля. Гриша, раскопав пыль, забил колышки по осям ГДО, оградил их, чтобы не посбивали; только после этого началась стройка.

Он «выносил» все площадки, включая 60-е (самая дальняя – за 500 км). И для каждой он искал триангуляцию, рассчитывал углы, ходил геодезический «ход». Туда и обратно. В жару и стужу. Порой исчезая на месяцы. Постоянных помощников у него не было – не выдерживали.
Григорий Крестелёв - единственный человек из Приозерска, исходивший всю Бет-Пак-Далу пешком.

И было все это почти полвека назад...